Лефевр Жорж это:

По мере того как известия распространялись, они сами становились новым доказательством повсеместного существования неуловимых разбойников. Нет сомнения, что такая же же паника охватила советских граждан по следам горячих событий Второй мировой войны. Ужас перед уголовными бандами господствовал в настроениях послевоенного советского общества. Обнаглевшие бандиты и воры нападают на мирных граждан… не только вечером, но убивают, раздевают и грабят средь бела дня — и не только в темных переулках, но и на главных улицах… даже около горкома и горсовета. После работы люди собираются группами, чтобы не страшно было идти домой. Собрания после работы плохо посещаются, так как рабочие боятся оставаться, боятся нападения на пути домой. Но и дома они не чувствуют себя спокойно, потому что грабежи происходят и днем и ночью [2].

/ 50-59стр

Его брат, профессор географии в университете Пуатье, был приговорен к смерти и обезглавлен за участие в движении Сопротивления. Решительно взявшись за руководство кафедрой истории Французской революции в Сорбонне, обществом робеспьеристских исследований и журналом, который опять начал издаваться, Ж. Лефевр изгнал бывших сторонников сотрудничества с нацистами. Одновременно он окружил себя более или менее молодыми историками такими, как М. Булуазо, бывший ученик Матьеза , М.

в Великобритании выдалось особенно дождливым, великому демографу и в частности знаменитый французский демократ Жорж Лефевр, видели в.

Его знаменитая книга, ставшая бестселлером и переведенная на многие языки, это глубокое, неторопливое размышление о скрытых и трудноуловимых механизмах социального подчинения. Виртуозная аналитическая оптика позволяет Фуко нащупать и связать в единую цепь разнородные, на первый взгляд, элементы социального бытия: За пульсациями человеческой паутины внезапно обнаруживается главный постановщик, незримо дирижирующий пространством людского сознания, — безликая всепроникающая стихия власти, сопровождающая человека с момента его рождения и до последнего дня.

Вдумчивый исторический анализ всегда требует временного отстранения, в особенности, когда речь идет о таком сложнейшем феномене, как Великая французская революция. Споры и ученые дискуссии вокруг нее продолжаются и спустя два века, написано немало трудов, предлагающих свои версии событий. Первоисточником запущенного революцией разрушительного механизма французский историк считает страх, панику, которая, как зараза, охватила Францию летом года. Лефевр диагностирует страх как эпидемию, своего рода коллективную болезнь со специфическими симптомами, исследует очаги ее возникновения и пути распространения.

: — Казалось бы, тема, избранная для исследования британским ученым Ричардом Коббом, касается весьма специфического сюжета, интересного исключительно для специалистов-историков. Доскональное изучение французских архивов позволило историку сделать неожиданные выводы: По мысли Кобба, первичным элементом коррозии становятся жалкие и никчемные, с точки зрения власти, люди, чья главная забота — пропитание, заработок, устройство ночлега.

Великий страх или С чего начинается революция? Выражения Уже через несколько дней после взятия Бастилии, Францию начала охватывать мания видений"шпионов в лесу", известная под названием Великого страха года. Французские крестьяне повсюду ищут тайно проникнувших в тыл врагов. В июле года зарождается идея"заговора аристократов" с заграницей, сыгравшая немалую роль в истории революции.

Эта мысль навязчиво овладевает массами:

Эти слова принадлежат г-ну Жоржу Лефевру; так он определяет, и весьма Лефевр был первым, кто изучил это явление, и не только и в этом пункте доказательства г-на Лефевра особенно сильны, Великий страх не.

Эрик Хобсбаум - Эхо"Марсельезы". Взгляд на Великую французскую революцию через двести лет До х годов о Робеспьере не вспоминали особенно часто - интерес к нему и к Марату как представителю радикальных якобинцев был примерно одинаковым до середины первого десятилетия нынешнего века. Но затем он стал самым популярным из всех лидеров революции, что отчасти объясняется той ролью, которую он играл в якобинской республике.

Тем не менее пик его популярности приходится - и это вряд ли вызывает удивление на вторую половину х годов годы деятельности Народного фронта , а также на е годы. Из крайне левых лидеров Сен-Жюст по популярности все больше и больше обходит Марата, хотя определенный интерес к нему сохранялся со времен Октябрьской революции [].

До первой мировой войны в Британской библиотеке, кроме собрания сочинений Сен-Жюста, изданного Велле в году, не было ни одной его или посвященной ему книги против 11 книг о Марате. Другой крайне левый деятель - первый коммунист Бабеф впервые обратил на себя внимание в е годы нынешнего века. Наибольший интерес был проявлен к нему в е в связи с двухсотлетием со дня рождения и е годы. Все это говорит о том, что историки революции уделяли наиболее пристальное внимание деятелям левого крыла в е, а затем в е годы нынешнего столетия.

В обоих случаях это совпадает по времени с ростом влияния коммунистической партии и общей радикализацией общества. На эту закономерность первыми отреагировали не историографы, а политики, когда в начале х годов вишисты объявили книгу Жоржа Лефевра" год" подстрекательской и запретили ее; ныне же интерес к этим вопросам проявляют и политики, и историки []. Давайте ненадолго остановимся на произведениях подлинно научной историографии революции. В ней можно выделить пять периодов.

ЛЕФЕ́ВР ЖОРЖ

Революция на молекулярном уровне Как в конвульсивных голодных бунтах перед годом проявляется логика целой системы коллективных представлений и как, казалось бы, самые стихийные и неконтролируемые коллективные действия творят, хотя и в чуждых нам сегодня формах, пространство политического и политический дискурс? Французскому читателю не надо объяснять, что такое"великий страх", для русского же поясним, что речь идет о массовой панике, прокатившейся по большим территориям Франции во второй половине июля и первых числах августа г.

Само название"великий страх" придумано историками, однако оно вполне соответствует впечатлению, оставленному этими событиями в народном воображении - Лефевр указывает, что еще в середине в. Необходимо отметить, что в отечественной литературе, особенно учебной и популярной, нередко можно встретить фразы о"великом страхе", который испытали в июле г, обитатели дворянских замков.

По-видимому, первы после того как Лефевр женился, но второй и ключевых событий истории Франции, таких как Великий Страх С Жоржем Дюби, французским исследователем Средневековья.

К году относится начало преподавательской деятельности Лефевра в высших учебных заведениях Франции вначале в Клермоне, затем в Страсбуре, а в годы - в Сорбонне, где с года Лефевр был руководителем кафедры истории Великой французской революции. С года, после смерти А. Убежденный демократ, рано ставший социалистом, Лефевр в годы немецко-фашистской оккупации Франции решительно противился политике коллаборационизма, проводимой режимом"Виши" его брат, географ Теодор Лефевр, был зверски казнен оккупантами.

Лефевр как историк испытал на себе значительное влияние марксизма. Он внес большой вклад в изучение экономической и социальной, главным образом аграрной, истории французской революции; тщательно изучил роль крестьянства в революции, особенно ход классовой борьбы в деревне в годы якобинской диктатуры. Особую ценность представляет в этом отношении, кроме его вышеназванной диссертации, работа"Аграрный вопрос в эпоху террора" . Лефевр явился также автором ряда обобщающих трудов по истории революции и наполеоновской эпохи.

Он оказал большое влияние на развитие прогрессивного крыла западноевропейской историографии и создал большую школу исследователей, сосредоточивших свое внимание на изучении роли народных движений А. Исторические лица Франции биографический указатель. Лефевр - историк Французской революции, в кн.: Французский ежегодник, , М.

Лефевр, Жорж

Заговор врагов и Великий страх Ну, говорить о том, что, мол, Французская революция случилась по вине спорыньи, было бы несколько чересчур, однако нельзя не отметить, что это грибковое заболевание хотя бы отчасти усугубило всеобщее состояние в стране. По всему Франш-Конте, хорошо известному былым нашествием оборотней , распространяется новая паника. Французские крестьяне повсюду ищут тайно проникнувших в тыл врагов. Эта мысль навязчиво овладевает массами: При этом реально эмиграция была еще достаточно скромной, но слухи ее преувеличивали.

Но они внушили «великий страх», как тогда говорили, не только Из современных крупных французских историков лишь Жорж Лефевр уделил.

В опубликовал и защитил в качестве докторской диссертации капитальное исследование о крестьянах северной Франции в период Великой французской революции. С , после смерти А. Он внёс крупный вклад в изучение социально-экономической, главным образом аграрной, истории Великой французской революции. Основное внимание уделял изучению классовой борьбы в деревне в годы якобинской диктатуры.

«Великий страх» 1789 года

Мы были молоды и достаточно наивны, а Украина тогда еще не пришла в себя после торжеств, ознаменовавших обретение независимости. Все архивы широко распахнули свои двери, практически любой документ был доступен для исследователей. Не встретив у входа в здание старого бенедиктинского монастыря никакой охраны, мы вошли прямо в главный корпус. Все архивные службы были закрыты на обед, и мы поднялись наверх в кабинет заместителя директора — Лидии Михайловны Минаевой. Встреча с этой женщиной изменила всю нашу жизнь.

Муж Минаевой принадлежал к так называемому активу, направленному на Западную Украину после Великой Отечественной войны для советизации этого региона.

Если бы Жорж Лефевр опубликовал свои работы в 20—х годах, когда он для судеб мира роль всех других «великих» революций, не говоря уж о том , .. против Жоржа Лефевра можно понять, лишь помня о страхе, который.

Назад к карточке книги Не буду говорить о резко враждебном отношении Матьеза к Дантону, на почве чего он разошелся с Оларом еще до первой мировой войны, поскольку это касается чисто внутренних разногласий между французскими учеными. Во всяком случае, тут сказалось, по-видимому, и ревнивое отношение Матьеза к славе основателя классической школы историографии революции, которого он так и не смог сменить на посту заведующего кафедрой в Сорбонне.

Место Олара занял Филипп Саньяк, глава французской позитивистской историографии, не сумевший, однако, утвердить собственного направления. Лефевр, который в е годы стал главной фигурой в историографии революции и сохранял свое влияние до самой смерти, медленно поднимался к славе, возможно, потому, что закончил не элитное учебное заведение. Это невероятное путешествие в средние века, особенно если учесть, что автор этой классической работы викторианского периода был епископом, дало лишь один небольшой результат: Он выезжал за пределы Франции лишь единожды: Не исключено, что в Англии он побывал раньше, чем в Париже, который посетил в возрасте 60 лет.

После публикации его великолепной, первой в своем роде работы о крестьянстве ему удалось занять университетскую кафедру: Находясь в Страсбурге, Лефевр начал готовиться завоевывать Париж. В Париж он переехал в году и после ухода в отставку Саньяка в году занял наконец кафедру истории революции. Поздно начав ученую карьеру, Лефевр быстро наверстал упущенное. В е годы он создает ряд ставших классическими трудов: Это было последнее посвящение распадающегося французского Народного фронта революции, годовщину которой он уже не мог надлежащим образом отметить.

Именно эта книга служит в основном предметом критики современных историографов, хотя говорят они о ней не без уважения.

Suspense: My Dear Niece / The Lucky Lady (East Coast and West Coast)